Наверх
Подписаться
1868
Газета основана
1(13) января 1868 года.
Издание возрождено
в 2010 году.
Регистрация
Электронная версия газеты на pressa.ru
Публикации

Батарбек Малиев: «Туберкулёз излечим»

Республиканский противотуберкулёзный диспансер будет готов к эксплуатации в конце текущего года.

Сегодня в посёлке Южный идёт масштабное строительство — 10 новых корпусов, в одном из которых разместится и поликлиника на 250 посещений в смену. Лечебный объект рассчитан на 276 коек. Его сметная стоимость свыше 1 млрд 300 млн рублей. Противотуберкулёзный диспансер возводится в рамках подпрограммы «Социально-экономическое развитие Республики Северная Осетия-Алания на 2016–2025 годы» государственной программы Российской Федерации «Развитие Северо-Кавказского федерального округа на период до 2025 года».

Доктор медицинских наук, профессор, главный внештатный фтизиатр МЗ РСО-Алания, главный внештатный фтизиатр СКФО Батарбек Малиев возглавил учреждение в июне 2013 года. Он, как никто другой, владеет ситуацией по туберкулёзу в республике и в Северо-Кавказском федеральном округе и лучше многих может оценить качество и функциональность нового медицинского комплекса.

 

— Батарбек Мусаевич, всегда считалось, что в Северной Осетии эпидситуация с туберкулёзом сложная. Большое количество инфицированных и заболевших на обывательском уровне объяснялось влажным климатом. Пожалуйста, расскажите, какова ситуация на самом деле. Действительно ли Северная Осетия бьёт рекорды по туберкулёзу по сравнению с российскими регионами и, в частности, с другими северокавказскими республиками? Если это так, то наметилась ли положительная динамика в борьбе с болезнью?

— Такое утверждение всегда было заблуждением. Туберкулёз очень многогранен, и существует достаточно большое количество показателей, которые характеризуют эпидситуацию. Где-то один показатель лучше, где-то хуже, но в среднем можно говорить о равномерной ситуации. В Советском Союзе наилучшие показатели были в середине 80-х годов (на 100 тысяч населения приходилось 35 вновь заболевших человек в год). После развала Союза в конце 90-х — начале 2000-х годов этот показатель вырос в 3–4 раза. В Северной Осетии положение дел было приблизительно такое же, как и в России.

Теперь давайте оттолкнёмся от 2013 года. Это некая отправная точка для меня. В том году заболеваемость в Северной Осетии составляла 50,4 человека на 100 тысяч населения. В абсолютных числах это 356 жителей республики, которые впервые в том году заболели туберкулёзом. Это один из основных показателей. Другой — распространённость туберкулёза (активная группа) — 173,4 человека на 100 тысяч населения. В абсолютных числах — 1221 человек. Следующий серьёзный показатель — смертность. В 2013 году в республике от туберкулеза умерло 69 человек. Речь идёт о взрослом населении. На окончание 2017 года общий показатель заболеваемости в Северной Осетии — 39,6 человека на 100 тысяч населения (самый высокий в Ингушетии — 51,2, самый низкий — в Чеченской Республике — 25,2, по СКФО — 31,4). Распространённость — 101,3 на 100 тысяч населения — 713 человек. Смертность — 37 человек. В Российской Федерации общий показатель заболеваемости составил 48,3 на 100 тысяч населения. Таким образом, я могу смело говорить, что за 5 лет ситуация по туберкулёзу среди взрослого населения значительно улучшилась.

Теперь несколько слов по детско-подростковому туберкулёзу. Раньше эти показатели были одними из худших по России. В большей степени это связано с тем, что в 1992 году перестал существовать детский противотуберкулёзный санаторий в Нузале. Его отдали беженцам. Из очагов инфекции детей необходимо изолировать. Им необходимы медицинское сопровождение, хорошее питание и свежий воздух. Получилось, что

проводить профилактику заболевания стало негде. Сегодня и санаторий, и школа, где дети учились, превратились в руины. В Нузале есть больница на 90 коек, где лечатся 7–10 человек. Ещё в 2014 году мы просили передать это двухэтажное здание под детский противотуберкулёзный санаторий, а больных перевести в Алагирскую ЦРБ. Вопрос был практически решён, но потом, по неизвестным для меня причинам, это всё заглохло. Сегодня дело обстоит следующим образом: больные лечатся в Алагирской ЦРБ, но здание закрыто. По предварительным подсчётам, на реконструкцию здания надо вложить 70–80 млн рублей. И там можно было бы оздоравливать 60–70 детей. Идея принята, но пока средств нет.

Теперь цифры. Если в 2013 году заболеваемость детей до 14 лет составляла 39,7 на 100 тысяч населения и была больше, чем в России, то в 2017 году показатель снизился до 16, 4. У подростков 15–17 лет в 2013 году — 29, 6 — на 100 тысяч, то в прошлом году — 25,6. Они несколько превышают среднероссийские и надо стремиться к их уменьшению.

 

— Если вы заговорили о санатории в Нузале, то можно сюда добавить и противотуберкулёзный диспансер на улице Маркова, который долгое время пребывал в очень плачевном состоянии, и детскую специализированную школу в Гизели. Как сейчас дела обстоят там? Дайте свою оценку расхожему мнению «туберкулёз — болезнь бедных». Так ли это на самом деле? Сам собой напрашивается и вопрос: откуда пошли результаты?

— Да, сегодня, как и 100 лет назад, считается, что туберкулёз — это социальное заболевание. Но в последние два–три десятилетия идёт сглаживание ситуации: заболевают люди разного статуса и достатка. Болезнь — социальная, но её нельзя назвать болезнью бедных.

Что касается объектов, то на окраине Гизели существует школа-интернат. Туда направляются инфицированные, «контактные», излечившиеся после активной фазы, но нуждающиеся в наблюдении медиков дети из Владикавказа и районов республики. Должны направляться. Но школа постепенно превратилась в «карманную» школу для Гизели, где 85% учащихся — жители села. В учреждении хорошие условия для проживания, учёбы и досуга, врачебный персонал, пятиразовое питание, свежий воздух, но почему-то родители не хотят отправлять туда детей. Месяц назад было проведено большое совещание с республиканскими фтизиатрами-педиатрами, где были

представители Гизельской школы. Был составлен план-график направлений в школу-санаторий из районов. Не знаю, как получится, но общая лечебная сеть должна этим заниматься. Начало положено.

Работает и специализированный детский сад, куда ходят инфицированные дети. Хотя статистика говорит, что каждый третий ребёнок и каждый второй подросток в Северной Осетии инфицированы, не путать с «больны». Они не заразны и не представляют угрозы для окружающих.

Теперь о лечебных учреждениях. В Северной Осетии имеется один-единственный республиканский противотуберкулёзный диспансер. Он состоит из двух подразделений: стационар на Южном и поликлиническое отделение напротив железнодорожного вокзала. Да, до 2015 года в поликлинике были плохие условия. В 2015 году там был проведён капитальный ремонт на федеральные субсидии с республиканским софинансированием. Эти средства пошли и на приобретение оборудования. Сейчас это учреждение, в которое не стыдно зайти. Да, там находятся и взрослое, и детское отделения, но у них, в соответствии с санитарными нормами, разные входы. Сейчас идёт капитальное строительство стационара.

Это результат долгой работы — по убеждению руководства Северной Осетии (оно началось в 2013 году), что условия, в которых находился стационар, не то что непригодны, они античеловечны. И в 2014 году вопрос удалось сдвинуть с мёртвой точки: Владимир Путин подписал указ о включении нашего объекта в одну из федеральных программ по строительству. При Вячеславе Битарове это из бумаги превратилось в реальность. Он приложил и прикладывает колоссальные усилия, чтобы строительство проводилось качественно и завершилось в срок. Ещё в 2014 году он, будучи предпринимателем, отремонтировал на собственные средства ряд помещений, в том числе санузлы, в которые невозможно было зайти. Он и тогда относился с пониманием, и сейчас.

Вернёмся к поликлинике. Когда строительство завершится, то поликлиника и взрослая, и детская переедет сюда. На улице Маркова её больше не будет.

 

— Срок окончания строительства — 31 декабря текущего года. Вас, как главного врача, всё устраивает: сроки, квадратура, качество, «начинка»?

— До «начинки» ещё далеко. Мы сейчас как раз этим занимаемся. Что касается самого строительства, то оно, с моей точки зрения, хорошего качества. В 4-х корпусах уже идут внутренние работы. Помещений достаточно, и это позволяет изолировать потоки больных, что очень важно. Более того, в каждом крупном отделении предусмотрены свои кабинеты функциональной диагностики, рентген, физиотерапия, ингалятории и т.д., чтобы отделение могло работать автономно.

Я не успел ответить на ваш вопрос: откуда пошли результаты? Сейчас он к месту. Мы пересмотрели всю организацию работы по предупреждению и лечению туберкулёза в республике. В первую очередь, противотуберкулёзные службы, а это общая лечебная сеть, профосмотры. Также оптимизировали организационные моменты и лечебно-диагностические процессы.

С другой стороны, новое оборудование и новые возможности по ускорению процесса получения результатов анализов. Пока ждали результатов, а это 3,5 месяцев, доктора лечение назначали эмпирически, потом его приходилось корректировать, теряли время. Эффективность лечения снижалось. Сегодня мы пользуемся современными методиками, позволяющими выявить наличие микобактерий туберкулёза и определить устойчивость к препаратам. Методики сокращают время с 3.5 месяцев до 10 дней. Повысилась эффективность лечения, причём не только на начальном этапе, но и хронических случаев. Появилась возможность по федеральным трансфертам закупать дорогие препараты второго ряда, необходимые для лечения устойчивых форм. Мы ими обеспечены на 85%, основными препаратами на — 100%. Хочу подчеркнуть, что лекарственное обеспечение у нас лучше, чем в ряде соседних республик. Всё лечение для больного абсолютно бесплатно, хотя, как правило, у больных несколько сопутствующих заболеваний. Там, возможно, кто-то и приобретает более дорогое лекарство по желанию.

 

— Не могу не задать два вопроса, которые много раз поднимались в прессе и волнуют горожан. Первый — состояние очистных сооружений больницы. Второй — есть ли опасность заразиться в общественном транспорте? Речь идёт о маршрутных такси №11, 30, в первую очередь.

— Реконструкция очистных сооружений требует больших затрат. Но буквально к сентябрю 2013 года в рабочее состояние удалось привести станцию обеззараживания сточных вод. Была приобретена соответствующая установка, и она работает в круглосуточном режиме. Вопрос был снят наполовину, но в новом проекте

предусмотрены настоящие очистные сооружения, куда входят и отстойники, и станция обеззараживания. С их вводом проблема решается полностью.

Что касается второго вопроса, то сегодня мы не можем запретить заразному больному пользоваться общественным транспортом. Поэтому они могут быть где угодно. Это по всей России. Ещё одна проблема: 40% пациентов больницы — ассоциальные элементы. Бывает, что им передают наркотики и случается передоз. Несколько месяцев назад наши реаниматологи вытащили с того света 4-х человек. Как бороться? Охрана может только попросить открыть сумку и посмотреть. Рыться там нельзя. Металлоискатель не обнаружит наркотик. А его могут, извините, засунуть куда угодно и пойди проверь. Сотрудникам диспансера надо памятники ставить, начиная от санитарок и заканчивая заведующими отделениями.

 

— Памятники — это потом, а какая у сотрудников зарплата? Майские указы на вас распространяются?

— В полном объёме и не на бумаге. В июне средняя зарплата у врачей по диспансеру 42 тысячи 900 рублей, у медсестры — 27 тысяч 735 рублей, у санитарки — 20 тысяч 500 рублей.

 

— И последнее, Батарбек Мусаевич. Что может посоветовать доктор медицинских наук, профессор Малиев жителю республики, чтобы он не заболел туберкулёзом?

— Говорю об этом много. Взрослому населению надо ежегодно проходить флюроосмотры. Каждый человек должен сам заботиться о своём здоровье. Дети до 14 лет должны ежегодно проходить туберкулинодиагностику. Сейчас появился новый метод диаскинтест для детей от 8 до 14 лет. Подростки до 17 лет — диаскинтест или флюорография. Препараты приобретаются в достаточном количестве, проблем здесь нет. С этого года манту — только для детей до 7 лет. Это самое первое и основное, но ежегодный охват населения не более 60%. Если выполнять минимальные требования для защиты своего здоровья, то через 5-6 лет туберкулёза будет значительно меньше. Выявление на ранней стадии малых форм, лечение 2 -3 месяца и всё.

 

— Туберкулёз излечим?

— Туберкулёз излечим.

 

— А про здоровый образ жизни?

— Ну это уже всем оскомину набило.

 

— Спасибо, Батарбек Мусаевич за столь интересную и содержательную беседу. Здоровья нам всем.

Тамара БУНТУРИ

РегионыВладикавказ и Северная Осетия-Алания
Print
Автор статьи: Тамара Бунтури
0 Комментарии
Оценить эту статью:
Нет рейтинга

Категории: ИнтервьюКоличество просмотров: 144

Теги:

Тамара БунтуриТамара Бунтури

Другие объявления Тамара Бунтури

Обратная связь

Что бы иметь возможность оставлять комментарии войдите или зарегистрируйтесь.

Ваше имя
Ваш адрес электронной почты
Тема
Введите Ваше сообщение...
x
«Декабрь 2018»
ПнВтСрЧтПтСбВс
262728293012
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31123456

Фильтр материалов по регионам

150 лет
со дня выхода
первого номера газеты
ISSN 2223-0424
Газета «Терские ведомости» зарегистрирована Федеральной службой по надзору в сфере связи,
информационных технологий и массовых коммуникаций. Свидетельство ПИ № ФС77-42595 от 09.11.2010 г.
Copyright © Медиагруппа "Терские ведомости", 2014-2018
Карта сайта Разработка сайта «Expasys»