Наверх
Подписаться
1868
Газета основана
1(13) января 1868 года.
Издание возрождено
в 2010 году.
Регистрация
Электронная версия газеты на pressa.ru
События

Возвращение домой

Прошлым летом в Северной Осетии свершилось знаковое событие — в Национальном парке «Алания» была выпущена на свободу пара леопардов, Эльбрус и Волна, которым предстоит дать начало восстановлению популяции переднеазиатского леопарда на Кавказе.

 

Это событие особенно важно для нашей республики: ведь переднеазиатский леопард украшает осетинский герб. Здесь на всякий случай стоит отметить, что люди, далёкие от зоологии, давным-давно устроили путаницу, и многие люди называют существо с герба снежным барсом или ирбисом. Однако это совершенно не так. Снежный барс в наших горах не живёт и никогда не жил, а кошка с нашего герба — это переднеазиатский леопард или кавказский барс.

Откуда растут лапы?

Барсы всегда имели особенное значение для жителей территорий, которые позже стали нашей республикой. «Изображение кавказского барса или переднеазиатского леопарда издревле любимо кавказскими художниками древности, — рассказывает старший научный сотрудник Института истории и археологии Северной Осетии Хасан Чшиев. — Оно очень хорошо представлено в культуре всего Кавказа в целом. Уже с третьего-четвёртого тысячелетия до нашей эры в материалах майкопской культуры представлены изображения барса. 

Несколько позднее барсы появились и в кобанской культуре и стали одним из любимых изображений. Для кобанских племён изображение барса возможно имело мифологический или геральдический смысл, т.к. было представлено на боевых топорах и на бронзовых поясах, причём с разными дополнительными орнаментами. Потом изображение барса стало популярным и в аланской культуре. В частности, в ходе раскопок около станицы Змейской на территории Осетии в пятидесятые годы  и позднее были найдены украшения, луки седла, а также некоторые другие предметы с изображением барсов или леопардов». 

О распространённости барсов на территории Осетии свидетельствуют и литературные источники. Барсы никогда не были мифическими существами, однако символизировали честь и отвагу. «В  знаменитом Нартском эпосе главнейшей фигурой выступает нарт Батраз, — объясняет заведующий экспозиционным отделом Национального музея РСО-А Эльбрус Кантемиров. — Когда старейшины нартов оказались в гостях у великанов, то великаны их накормили, напоили и решили съесть — убить. И самый главный среди великанов сказал старейшинам: вы мои гости, я хочу вам спеть. Вы хотите услышать новую песню или старинную? Нарты ответили: новую  песню мы слышали, хотим старинную. И великан стал петь: в туманный день кабаны попали в камыши, их волки разорвут. Тогда старейшина нартов, Урузмаг, понял, что речь идёт о них и попросил разрешения спеть новую песню. 

В песне Урузмага рассказывалось о том, что в тот момент, когда волки собрались разорвать кабанов, на помощь кабанам является детёныш леопарда. Батраз, который восседал, пребывал в небесах, услышал песню, узнал голос и понял, что его товарищи таким образом зовут его на помощь. И он прыгнул с небес, и упал прямо на дом великана и перебил их. Таким образом,  эпос — это первый источник, в котором говорится о леопарде».

Впервые изображение леопарда на древнеосетинском гербе упоминается грузинским историком Вахушти. Этот герб весьма близок к современному изображению. Ныне тот самый рисунок Вахушти хранится в Грузии. Однако с течением времени барсов в Осетии становилось всё меньше. Причиной этого стал антропогенный фактор. Ради красивых шкур хищника охотники были готовы на всё. Можно сказать, что в девятнадцатом веке охота на барсов приобрела массовый характер.

В 50-е годы двадцатого века последний переднеазиатский леопард был убит. Заметка о его смерти даже вышла в местных газетах, а кусочек его хвоста, принесённый в качестве трофея охотником домой, до сих пор хранится в Южной Осетии. 

Начало большого пути

В начале двадцать первого века учёные всё чаще стали задумываться о сохранении и восстановлении популяций диких животных. «Эта тенденция существует не только в нашей стране, но и во всём мире, — говорит ректор Института проблем экологии и эволюции Российской академии наук Вячеслав Рожнов. — В мире поняли, что нельзя уничтожать какие-то виды, какие-то компоненты экосистем, потому что тем самым нарушается деятельность этих экосистем. И стали эти виды восстанавливать».

Старший научный сотрудник Института проблем экологии и эволюции РАН Анна Ячменникова — специалист по кошачьим. Она — одна из тех немногих людей, благодаря которым проекты по восстановлению популяций диких животных были реализованы во всём мире. Именно она отвечала за научное обоснование проекта по выпуску барсов в Северной Осетии, который изначально был уникальным — в мире не существует опыта возрождения популяции с нуля, при отсутствии нескольких особей, изначально живущих в дикой природе.

«Для меня всё, что связано с нашей планетой и жизнью на ней, — очень важно, — говорит Ячменникова. — Потому что сейчас населённость Земли достаточно велика, и большая часть людей или не думает о судьбе планеты, не понимает существующего природного баланса, либо целенаправленно вредит. Планета — наш общий дом. Если что-то сломается в естественных биологических механизмах, то будет очень плохо абсолютно всем людям. Сейчас есть места, где очень сильно нарушены природные экосистемы, где очень трудно что-то возродить и восстановить». 

Итак, в 2010 году был основан Центр разведения и реабилитации переднеазиатского леопарда в Сочи. Там поселились несколько чистокровных особей переднеазиатского леопарда, которые были доставлены туда из зоопарков. Им предстояло дать жизнь новой популяции леопардов на Кавказе. Центр разведения леопардов в Сочи — это не зоопарк и не заповедник. Главная задача, которую решают его специалисты — это выращивание особей, которые способны самостоятельно жить в дикой природе. Они должны уметь самостоятельно охотиться и бояться людей. Перед тем, как животных отправляют на постоянное место жительство, все леопарды должны сдать выпускные экзамены. 

«Им необходимо избегать человека, бояться человека, причём, чем сильнее, тем лучше, — рассказывает Анна Ячменникова. — Также  они сдают тест на реакцию на скот. То есть приходит человек, например, с козой или с овечкой, и страх зверей перед человеком должен пересиливать возможное желание, если оно возникнет, перекусить. Это очень важно. Естественно, кроме этого, леопарды должны уметь добывать себе пищу в естественных условиях, то есть охотиться именно на диких копытных, свою природную добычу, уметь принимать решения, как охотиться на разные типы добычи. 

Охота на серну — это совсем другое, нежели охота на кабана. И они должны знать все эти природные виды жертв и понимать, как их в природе найти. Потому что на поиск уходит намного больше времени, чем на саму охоту. Это основные вещи. Конечно, важно, чтобы у них было адекватное социальное общение  с особями другого вида, с особями своего вида, но другого пола, чтобы они могли размножаться. А во время размножения у них должно быть адекватное родительское поведение, которое во многом формируется на базе того, как они общались с матерью. Поэтому важно не отнимать котят от матери слишком рано, так как даже если они вырастут самостоятельными, здоровыми и способными убить тура, это не значит, что у них будет всё в порядке, если они не усвоили весь этот поведенческий комплекс, который должен быть при общении с потомством».

В ожидании чуда

Прежде чем выпускать Эльбруса и Волну в дикую природу Осетии, нужно было подготовить ещё и жителей республики. Для того, чтобы трагедия истребления барсов не повторилась, нужно было рассказать всем, кто такие переднеазиатские леопарды, почему они так важны Осетии, и почему их не нужно бояться. Так началась огромная просветительская работа, которую взяли на себя волонтёры.

«Мы проводили экологические уроки для школьников республики в рамках просветительской работы, как подготовку населения к выпуску переднеазиатских леопардов в природу, — рассказывает волонтёр, руководитель экологического отряда «Барс» Мадина Сланова. — Это были  уроки, конечно, и в школах столицы республики, но особенное внимание мы  уделяли горным районам. Мы рассказывали школьникам  про редкие виды животных, почему они исчезают и почему у нас в горах исчез в своё время наш символ, что к этому привело и как это можно  исправить. 

Почему мы рассказываем это детям? Чтобы предотвратить в будущем сценарий, который был в 50-х годах прошлого века, когда люди истребили барса, возможно, потому, что не понимали его роли  в природе и неправильно относились к нему, возможно, относились к нему, как к виду, который вредил животным. На самом деле, сейчас учёные знают, пришли к тому, что все животные важны, все виды нужны, особенно такие животные-видорегуляторы, как барс, леопард, от которых зависит в принципе вся ситуация в природе, как у нас в республике, так и в горах всего Кавказа».

В ходе просветительской работы во Владикавказе появился трамвай «Барс», были заложены бронзовые следы (которые, между прочим, были сделаны из слепков настоящего барса из Сочи), проведены квесты и игры. В это же время к выпуску барсов готовились и учёные. Что только они не делали, чтобы изучить все нюансы, способные оказать влияние на их безопасность! Им пришлось отправиться в несколько экспедиций, чтобы установить фотоловушки.

«Фотоловушки — довольно широко используемый в последние годы инструмент, — объясняет старший научный сотрудник Института горных территорий РАН им. Темботова г. Нальчика Алим Пхитиков. — Они позволяют снимать фото или видео. Можно поставить, чтобы они реагировали на движение, когда какой-то зверь проходит, можно поставить на какой-то интервал времени. Есть те модели, которые могут передавать данные посредством ММS, а есть, как наши, к которым надо подходить, проверять, менять карту памяти и питание. Потом уже просматриваются снимки и анализируются полученные результаты».

Несмотря на погодные условия, учёные раз за разом проверяли данные. Им надо было узнать как можно больше о тех леопардах, что уже попадали в камеры североосетинских ГЭС. Дело в том, что каждый пятнистый хищник имеет своё собственное неповторимое расположение пятен. Зоологи хотели выяснить, один леопард заходил к нам в гости, или их было несколько. Кроме того, учёные устанавливали чесалки, чтобы по оставленным волоскам понять, самцы это или самки.

«Впервые камеры видеонаблюдения зафиксировали переднеазиатского леопарда на Гизельдонсской ГЭС в 2015 году, — говорит специалист по связям с общественностью Северо-Осетинского филила РусГидро Залина Гетоева. — Второе его появление было уже на Зарамагской ГЭС в 2016 году и два раза в 2017-м. По словам учёных, переднеазиатский леопард фиксируется именно недалеко от гидроэлектростанций, потому что гидроэлектростанции — это экологически чистое производство электроэнергии, это возобновляемые источники энергии. На ГЭС работает мало персонала, а леопард выбирает именно такие малонаселённые места обитания».

Но леопарды оказались более неуловимыми, чем все ожидали, и в результате совершенно новые данные так и не были получены. Тем не менее вся остальная подготовка шла по плану, и летом 2018 года было принято стратегически важное решение о выпуске двух леопардов в Национальный парк «Алания».

«Ещё когда этот проект только начинал запускаться в Сочи, мы уже тогда начинали налаживать контакты, в том числе с рабочей сочинской группой. И теперь мы были полностью готовы принять леопардов, — рассказывает директор Национального парка «Алания» Марат Гатциев. — Основным требованием к месту выпуска было наличие кормовой базы, которой леопардам должно было быть достаточно для осуществления репродуктивной функции. Основные из подходящих крупных копытных — это туры. 

Мы проводим ежегодный учёт и фиксируем их количество, миграции, наблюдаем поголовье туров и проводим биотехнические мероприятия по установке солонцов, по их подкормке, и в данное время уже налажены контакты с Институтом проблем экологии, который к нам приезжал во главе с академиком Рожновым для исследования почти всех боковых ущелий. Вместе мы и определили возможные места для возвращения переднеазиатского леопарда».

Мальчик и девочка

После долгих споров и испытаний было решено на первом этапе реализации проекта по возвращению переднеазиатского леопарда выпустить в Национальном парке «Алания» двух барсов — Эльбруса и Волну. Из пяти подрастающих в Сочи котят именно эти двое показали наилучшие результаты тестирования. Волна — детёныш иранской кошки Черри и самца Алоуса из Туркмении. Эльбрус родился от пары, полученной из Лиссабонского зоопарка.

«Мы рады, что программа по восстановлению переднеазиатского леопарда на Кавказе распространяется на новые регионы, — отмечает директор WWF России Игорь Честин. — Наше сотрудничество с Северной Осетией по этому проекту началось два года назад и, надеюсь, будет плодотворным. Мы видим, с каким воодушевлением ждали этих леопардов жители Северной Осетии, для которых кавказский барс является национальным символом. Надеюсь, такое трепетное отношение к этим животным сохранится здесь и впредь, и горы Алании станут гостеприимным домом для Волны и Эльбруса».

Молодых барсов доставили в Осетию вертолётом. На них были надеты спутниковые ошейники, благодаря которым учёные могут отслеживать их перемещения. И 27 июля наступил тот знаменательный день, когда барсы вернулись на родину. Под аплодисменты и щёлканье затворов фотоаппаратов они помчались знакомиться со своим новым домом.

Волна в горах Осетии освоилась моментально. Она очень активно осваивала территорию, охотилась на копытных и иногда даже подбиралась к населённым пунктам: наблюдала за ними сверху, опасаясь при этом подходить близко. Через несколько месяцев  пребывания в Осетии Волна ушла жить из Национального парка в Северо-Осетинский государственный заповедник. Впрочем, такой вариант событий учёные предполагали: леопарды — свободные животные, которые любят перемещаться на десятки, а то и сотни километров. 

Эльбрус же даже изначально перемену места жительства переживал более тяжело. В первые месяцы он охотился только на шакалов и волков, которые, как и прочие хищники, не особо годятся для употребления в пищу. Впрочем, этим он обеспечил себе звание непобедимого и избавился от конкурентов. А затем, вместо того, чтобы встретиться с Волной и создать пару, как надеялись многие, Эльбрус решил заглянуть в гости к южным братьям. Он отправился через Большой  Кавказский хребет  в Южную Осетию. А затем пропал.

Уже несколько месяцев никто не знает ничего о судьбе Эльбруса. Ещё в декабре он поднялся на очередной четырёхтысячник. Последние данные свидетельствуют о том, что он совершил удачную охоту: сигнал с ошейника несколько дней подряд перемещался вокруг одной точки, а это значит, что леопард добыл себе еду и спрятал её, возвращаясь к ней в течение недели. А потом сигнал стал поступать лишь с одного места, и вот уже более четырёх месяцев учёные остаются в полном неведении относительно судьбы Эльбруса. Дело в том, что добраться до места, откуда исходит сигнал, просто так невозможно. Особенно зимой.

«С получением данных от Эльбруса действительно возникли проблемы: возможно, он потерял ошейник или это какой-то технический сбой, — говорит координатор программы по восстановлению переднеазиатского леопарда в Осетии Артур Алибеков. — Сигналы от него в течение нескольких дней приходят с одного и того же места из Южной Осетии, недалеко от границы с Россией, которую он ранее перешёл. Мы работаем в тесном контакте с коллегами из Южной Осетии. Пока экспедиции не удалось добраться до места последних локаций в связи лавиноопасной ситуацией. Поэтому, точно определить причину подобного сигнала в настоящий момент нельзя».

Тем не менее крест на Эльбрусе ставить никто не торопится.  Старт экспедиции по его поискам, инициаторами которой выступают Институт проблем экологии и эволюции РАН и компания «РусГидро», будет дан в середине мая. Поисками следов леопарда будут заниматься специалисты и учёные-зоологи Российской академии наук и трёх регионов — Северной и Южной Осетии, а также Кабардино-Балкарии — в сопровождении отряда МЧС Южной Осетии. Им предстоит совершить восхождение в горные районы Южной Осетии, приграничные с Северной Осетией, к тому месту, откуда был получен последний сигнал о перемещениях хищника с его ошейника, и выяснить причины подобной работы передатчика.

Пока одни учёные тревожатся о судьбе Эльбруса, с которым, тем не менее, возможно, всё хорошо, другие готовятся к выпуску новых леопардов. Дело в том, что для восстановления популяции нужно не менее 50 особей. Сейчас точно известно, что в полном здравии пребывают трое: выпущенная в Осетии Волна и выпущенные в Кавказском заповеднике Ахун и Артек. Кроме того, неизвестно, заходят ли  на Кавказ ещё те самые леопарды, которые попадали в видеокамеры.

По последним данным, в Сочинском центре реинтродукции переднеазиатского леопарда к выпуску в дикую природу готовят самку Багиру. Она должна «переехать» уже в этом году. Возможно, что это знаковое событие произойдёт даже весной. Об этом сообщил журналистам руководитель Центра Николай Воронин: «Должна пройти повторная оценка поведения самки, которую планируем провести в апреле или мае. От результатов и будет зависеть точная дата выпуска. Пока в качестве нового дома для Багиры рассматриваем территорию Нацпарка Северной Осетии». 

Сейчас на территории Сочинского центра проходят подготовку к самостоятельной жизни ещё пять котят. Все они родились здесь в 2018 году, им по девять месяцев. Сколько из них будут жить в Северной Осетии — пока неясно. Но одно можно сказать точно: программа по возвращению барсов на Кавказ продолжается. И, возможно, когда-нибудь эти красивые хищники вновь будут встречаться здесь так же часто, как и несколько сотен лет назад.

 

 

РегионыКавказ
Print
Автор статьи: Елизавета ЧУХАРОВА
0 Комментарии
Оценить эту статью:
Нет рейтинга

Категории: ДелоКоличество просмотров: 53

Теги:

Что бы иметь возможность оставлять комментарии войдите или зарегистрируйтесь.

Ваше имя
Ваш адрес электронной почты
Тема
Введите Ваше сообщение...
x
150 лет
со дня выхода
первого номера газеты
ISSN 2223-0424
Газета «Терские ведомости» зарегистрирована Федеральной службой по надзору в сфере связи,
информационных технологий и массовых коммуникаций. Свидетельство ПИ № ФС77-42595 от 09.11.2010 г.
Copyright © Медиагруппа "Терские ведомости", 2014-2019
Карта сайта Разработка сайта «Expasys»