Наверх
Подписаться
1868
Газета основана
1(13) января 1868 года.
Издание возрождено
в 2010 году.
Регистрация
Электронная версия газеты на pressa.ru
События

Библия — на осетинском

С Божьей помощью свершилось большое событие: вышло в свет первое полное издание всех книг Священного Писания на осетинском языке. Этот выдающийся труд переводчиков знаменателен для истории и культуры региона в целом.

 

Начиналось всё довольно давно. Ещё в 1997 году Российскому Библейскому обществу стало известно, что группа осетин самостоятельно приступила к созданию перевода Библии на современный литературный язык. Эти переводы вызвали большой интерес в христианских общинах Осетии, но показали, что переводчики не готовы к такой сложной работе. РБО решило оказать им помощь и организовало несколько поездок своих сотрудников в Осетию.

Переводом Библии на осетинский язык должны были заниматься люди, не просто хорошо знающие осетинский язык и имеющие опыт перевода. А те, кто был способен посвятить часть своей жизни, сил и здоровья делу перевода Священного Писания.

В июле 1998 года во Владикавказе состоялись первые встречи с кандидатами в переводческую группу. На встречах присутствовали литераторы, переводчики, учёные-языковеды, журналисты. Затем состоялся вводный семинар, в работе которого участвовали 30 человек из Москвы, Санкт-Петербурга, Владикавказа и Цхинвала. По его итогам было отобрано несколько человек. Часть участников отборочного семинара стали редакторами и рецензентами текстов будущей Осетинской Библии.

Перевод Библии существенно отличается от перевода художественной или научной литературы. Библия полна высшего смысла, и передать его — сложнейшая задача.

Изначально были поставлены две амбициозные задачи:

— вести перевод непосредственно с текста оригинала, с древнееврейского текста, минуя русский;

— обучить переводчиков специфике именно библейского перевода.

В течение 2000–2002 гг. было организовано обучение в Санкт-Петербурге, в котором принимали участие ведущие специалисты по языку Юрий Вартанов, Адель Немировская, Дмитрий Дмитриев.

Библеистика, как наука (текстология, история Израиля, библейская археология), развивается во всём мире. Ряд ведущих европейских специалистов помогали в обучении и в дальнейшем переводе Библии на осетинский язык: протоиерей Сергий Овсянников (Нидерланды), д-р Томас Каут (Германия), д-р Ленарт де Рехт (Нидерланды).

Кроме двухлетнего курса обучения, два осетинских переводчика (Казбек Мамукаев и Елизавета Кочиева) обучались древнееврейскому — языку Ветхого Завета.

В 2002 году осетинская переводческая группа приступила к работе непосредственно над переводом Священного Писания. Работа началась с переводов 1-й и 2-й Книг Царств, первые варианты которых подготовил Казбек Мамукаев. Экзегетическим редактором (экзегетика — раздел богословия, в котором истолковываются религиозные тексты) работал Дмитрий Асратян, филологическое редактирование осуществлял Ахсар Кодзати, а организацией взаимодействия членов переводческой группы занимался местный координатор Важа Багаты.

Первые свои переводы успел выполнить Сафар Хаблиев (2000 — Неемия, 2002 — Руфь и Навин), а редактировал их Мурат Мамсуров. К сожалению, через некоторое время они ушли из жизни. Но их работа, их дело осталось.

Работа по переводу Ветхого Завета продлилась 14 лет.

Ведущие переводчики:

Казбек Мамукаев — переводчик с древнееврейского языка, поэт, писатель; Бытие, Исход. Левит, Исайя, Псалтирь, Книги Царств.

Елизавета Кочиева — переводчик с древнееврейского языка, поэтесса; Числа, Второзаконие, Иов.

Наира Накусова-Едзиева — переводчик, поэтесса; Судей, Иеремия, Притчи.

В различные годы в осетинской переводческой группе работали известные писатели, литераторы, учёные и другие специалисты:

Арбиляна Абаева — филологический редактор, журналист;

Изета Будаева-Фидарова  филологический редактор; детский поэт и переводчик;

Изета Мамиева — филологический редактор; кандидат филологических наук;

Нелли Гогичева — переводчик, филологический редактор;

Тамара Багаты — переводчик, консультант;

Людмила Байцаева — местный координатор проекта, художник.

В 2016 году перевод Ветхого Завета был закончен. А в мае того же года было принято решение об объединении Ветхого и Нового Заветов.

Пришлось вести глубокую ревизию Нового и Ветхого заветов, объёмную стилистическую и богословскую редактуры. Соединение переводов предусматривает дополнительную большую работу по редактированию переводов для гармонизации передачи ключевых библейских терминов и понятий, сверки цитат, ссылок и аллюзий, унификации передачи имён собственных и географических названий.

Основная нагрузка в этой сложной работе легла на Елизавету Кочиеву и богословского редактора Луку Маневича.

В работе участвовали замечательные специалисты, которые не только провели две полноценные корректуры текстов, но и внесли много предложений по улучшению текста: Анжела Кудзоева и Эльмира Чибирова.

Презентация Библии на осетинском языке состоялась на днях в актовом зале Национальной научной библиотеки РСО–Алания. Отметим также, что доступен текст Библии и в электронном виде на сайте Российского Библейского общества.

 

История перевода священных текстов на осетинский язык

(из доклада монахини Георгии (Бестаевой)

 

Начало переводу на осетинский язык в новой истории Осетии было положено решением Правительствующего Синода, состоявшемся 1 июля 1746 года, в период подготовки русско-осетинских переговоров о присоединении Осетии к России. В качестве переводчика, способного к такой работе, Синоду был рекомендован «природный дигорец» иеромонах Парфений из грузинского монастыря Иоанна Крестителя. Доверенное лицо главного осетинского дипломата Зураба Магкаева грузинский иеромонах Ефрем докладывал Синоду, что осетин Парфений, его брат Петр, а также Зураб Магкаев «могут грузинские книги на свой диалект перевести».

Следующее сообщение о подвижках в переводческой работе появляется лишь спустя шесть лет. В донесении от 4 февраля 1753 года архимандрит Пахомий писал: «В 1746 году от Св. Пр. Синода наставлением велено было нам, нижайшим, грузинское божественное писание переводить на осетинский язык с употреблении грузинских литеров, о чём мы и стараемся, и некоторые уже стихи из божественных писаний на наш осетинский язык и переведено».

Имеются сведения, что переводчиком на осетинский язык был член миссии игумен Григорий, изучивший язык и впоследствии возглавивший первую официальную осетинскую школу, открытую в Моздоке в 1766 году. Скорее всего, в этой школе лишь на начальных этапах пользовались переводами, сделанными отцом Григорием на грузинской графике, так как с 1767 году последовал указ Синода, «чтобы осетинцы обучены были грамоте на российском, а не на другом каком диалекте... дабы из осетинцев могли быть достойные к производству в духовные чины и к употреблению в должности переводческие».

Некоторые исследователи издание первых осетинских книг духовного содержания, напечатанных грузинским шрифтом, относят к 1753 году. Однако достоверных данных об этих переводах, сделанных с использованием грузинского алфавита, не имеется.

На несостоятельность переводческой работы первой Осетинской духовной комиссии косвенно указывает настойчивая позиция осетинских послов в Петербурге, прозвучавшая в ходе обсуждения на Синоде в конце декабря 1751 года вопроса об открытии осетинской школы.

Послы из Осетии во главе с Зурабом Магкаевым в противовес мнению архимандрита Пахомия заявили, что обучение детей должно проводиться не на грузинском, на осетинском языке. Они также объяснили, что сами в состоянии заниматься переводом церковных книг с русского и грузинского на осетинский.

Первая значительная переводческая инициатива принадлежала епископу Гаию (Бараташвили, по другим сведениям Токаову), бывшему епископом Моздокским и Маджарским с 1793 по 1799 год. Под руководством преосвященного Гаия была разработана осетинская азбука на основе кириллицы, переведены основные молитвы и краткий катехизис. Непосредственным переводчиком являлся священник Павел Генцауров, единственный осетин в составе Осетинской духовной комиссии в Моздоке. Сведения о нем дошли из обращения моздокского протоиерея Михаила Самсонова в 1809 году на имя преосвященного Гаия, к тому времени уже архиепископа Астраханского и Кавказского. Отец Михаил писал: «Ведомства моего благочиния Моздокского Сошественского собора священник П. Ганцауров, находясь причётником при Осетинской бывшей в Моздоке комиссии 17 лет, по довольному знанию своему осетинского языка не мало подавал священнослужителям к обращению их в православную христианскую веру пособие, и потом, поступив в священники, в переводе Катехизиса на родной язык положил великие труды и попечение».

Первая печатная осетинская книга, составленная преосвященным Гаием и Павлом Генцауровым, была напечатана в мае 1798 года в Московской Синодальной типографии, и представляет собой перевод известной в то время книги — краткого катехизиса «Начальное учение человеком, хотящим учитися книг Божественного писания». Книга была напечатана на двух языках, что позволяло пользоваться ею как осетинским, так и русским и грузинским клирикам.

Хотя Катехизис не был удобочитаем из-за отсутствия букв, обозначающих некоторые осетинские фонемы, он использовалась в списках ещё до своего издания и как учебное пособие и, вероятно, как краткий молитвослов во время богослужений.

В Катехизисе, изданном трудами преосвященного Гайя, была заложена лексическая база, без которой невозможно представить ни один современный богослужебный текст на осетинском языке.

Уникальным явлением в истории перевода священных текстов, да и во всей осетинской культуре, является Иоанн Габараев (Ялгузидзе). Почти два десятилетия образование и богослужение на родном языке существовали исключительно его трудами.

В 1815 году Осетинская духовная комиссия была переведена из Моздока в Тбилиси. Тогдашний грузинский экзарх архиепископ Феофилакт (Русанов) взялся за преобразование всей системы христианского просвещения осетин. Достаточно упомянуть, что при нём от священников, направлявшихся на приходы Осетии, стали требовать знания осетинского языка. Одним из главных итогов преобразований, начатых владыкой, должно было стать проведение богослужений на осетинском языке. Но движение к этой цели надо было начинать с нуля: с составления алфавита и обучения осетин родной грамоте.

Эти глобальные задачи были поручены Иоанну Габараеву. В 1820 году Иоанн докладывал экзарху Грузии: «…от Вашего Высокопреосвященства поверено мне было перевести с грузинского на осетинское наречие несколько церковных книг (молитв). (…) По поводу чего составил я с приказания Вашего при сем осетинский алфавит, содержащий 37 литеров, из коих 30 грузинских букв, соответствующих грузинскому выговору, 5 вновь изобретённых, а 2 заимствованных из русского языка». Буквами грузинского алфавита Ялгузидзе обозначил осетинские звуки къ, дж, гъ, дз, чъ, цъ, ы, которые остались необозначенными в Катехизисе Гайя Токаова. В новом алфавите каждый звук осетинского языка обозначался одним знаком.

В 1820 году используя свой алфавит, Иоанн Габараев перевёл утренние и вечерние молитвы с приложением Катехизиса с кратким при нём христианским нравоучением осетинском языке. Книга вышла тиражом 300 экземпляров и была разослана по всем приходам Осетии.

В 1821 году Иоанн Ялгузидзе составил и издал в Тифлисе осетинский букварь «для обучения осетинского юношества на природном языке письму и чтению, дабы сим способом проложить им путь к наивысшему образованию». Букварь Ялгузидзе получил большое распространение в Северной и Южной Осетии, по нему учились родному языку дети вплоть до 1836 года.

В начале 20-х годов Иоанн Габараев приступает к переводу «Чинопоследования Литургии святителя Иоанна Златоуста», которое было издано в 1821 году в Московской синодальной типографии тиражом 600 экземпляров. А в 1824 году тиражом 500 экземпляров выходит требник «Последования крещения, обручения, венчания и погребения». Во всех этих изданиях приводился параллельный грузинский текст, что, видимо, должно было облегчать задачу грузинскому духовенству, из которого почти на сто процентов состоял клир осетинских приходов.

В 1822 году Иоанн Габараев в связи с болезнью оставляет преподавание в Тифлисской семинарии и полностью посвящает себя переводу Четвероевангелия. «Окончив перевод Евангелия, — писал он экзарху Грузии. — доношу Вам, что перевод сей желательно мне проверить со знающими хорошо осетинский и грузинский язык осетинами, которые могли бы при слушании делать свои замечания и невнятные для них выражения мне объяснять». По благословению архиепископа Ионы (Василевского) такая проверка текста была сделана во время экспедиции в ущелье реки Малой Лиахвы, причём параллельно сравнивались три текста: на осетинском, грузинском и русском. После проверки перевод был направлен в Синод, а оттуда в Санкт-Петербургский комитет Библейского Общества. Было принято решение издать Евангелие в Москве тиражом две тысячи экземпляров, но по неизвестным причинам это не осуществилось.

К сожалению, переводческое наследие Иоанна Габараева мало изучено. Мы практически не имеем представления о достоинствах и недостатках переводов Четвероевангелия и Божественной Литургии.

Переводы священных текстов, сделанные этим просветителем, имеют печальную судьбу. Грузинская графика помешала их распространению в Осетии в период расцвета образования и письменности на основе кириллицы.

В 1836 году академик РАН Андреас Шёгрен составил новый осетинский алфавит на основе русского гражданского шрифта, в 1844 году издал «Осетинскую грамматику». С этого времени дело перевода священных текстов на осетинский язык получило мощный импульс.

Значительное место в истории перевода библейских текстов на осетинский язык принадлежит смотрителю Владикавказского духовного училища Григорию Мжедлову (Мчедлишвили). Несмотря на несовершенство большинства переводов, его труды стали фундаментальными для последующих поколений переводчиков. По количеству текстов, используемых в Богослужении даже до сих пор, переводы, сделанные Мжедловым, занимают первое место.

Над переводом Псалтири, наиболее используемой в богослужении ветхозаветной книги, Мжедлов работал с конца 30-х годов до 1846 года. Ради переводческой работы он даже оставил должность смотрителя Владикавказского духовного училища. Все эти годы Мжедлов состоял в переписке с составителем «Осетинской грамматики», академиком Андреасом Шёгреном, который многократно редактировал перевод Псалтири и лишь спустя пять лет со времени первой рецензии дал одобрительный отзыв. Издание Псалтири в 1848 году стало большим подспорьем для осетинских приходов и Владикавказского духовного училища. 1200 экземпляров Псалтири были розданы духовенству, учащимся приходских школ и грамотным горцам.

С начала 40-х годов Мжедлов также работал над переводом апостольских посланий Иоанна Богослова, Деяний святых апостолов и Евангелия. Работа над исправлением Четвероевангелия продолжалась почти восемь лет до 1860 года, когда книга была отдана в набор. К тому времени во Владикавказе под началом архимандрита Иосифа (Чепиговского) был создан Комитет по переводу на осетинский язык священно-церковных и учебных книг, в состав которого вошли образованные священники и учителя из осетин.

Комитет счёл перевод Мжедлова неисправным, о чём было доложено в рапорте грузинскому экзарху с просьбой приостановить печатание книги. «В настоящем виде, без предварительного исправления, употреблять его для чтения в Церкви небезопасно, дабы не произвести в народе недоразумений касательно святости учения Евангельского. Есть, впрочем, зачала, переведённые очень хорошо, ясно, точно и прилично речи Евангельской», — писалось в рапорте.

Несмотря на отзыв Владикавказского комитета, перевод Мжедлова был издан в 1861 году. В дальнейшем он был полностью переработан Владикавказским комитетом и издан в исправленном виде в 1864 году в Тифлисе. Вплоть до 2004 года, когда вышел перевод Нового завета, выполненный Институтом перевода Библии, Церковь и верующие пользовались Евангелием, в основу которого был положен перевод Мжедлова.

Свою деятельность в Осетии в качестве Управляющего приходами, причтами и духовно-учебными заведениями Владикавказского округа архимандрит Иосиф начал с изучения осетинского языка. В короткое время он так хорошо освоил устную речь, что стал обходиться без переводчика. Далее ему удаётся привлечь в «Комитет по переводу на осетинский язык священно-церковных книг» лучших и образованнейших представителей осетинского клира и народного просвещения: священников Аксо Колиева, Михаила Сухиева, диакона Алексея Аладжикова, учителей Соломона Жускаева, Георгия Караева, Георгия Кантемирова, Василия Цораева.

Благодаря трудам Комитета во главе с архимандритом Иосифом были созданы все условия, чтобы богослужение на осетинском языке стало реальностью.

В 1958 году священник Алексий Колиев переводит на осетинский язык Божественную Литургию святителя Иоанна Златоуста. Параллельно перевод Литургии осуществил столоначальник грузино-имеретинской синодальной конторы, выпускник Владикавказского духовного училища Даниил Чонкадзе. Несмотря на несомненное превосходство перевода Колиева, грузинским экзархатом было принято решение об издании перевода Даниила Чонкадзе.

Исправление многих несовершенств этого перевода было поручено Владикавказскому переводческому комитету. При исправлении текста Чонкадзе был основательно использован рукописный перевод Колиева. Отсутствовавшие молитвы «Царю Небесный», «Пресвятая Троица», «Отче наш», а также благодарственные молитвы по святом Причащении были переведены самим владыкой Иосифом и после исправления их членами комитета включены в текст. Литургия Иоанна Златоуста была издана в Тифлисе в 1861 году.

Всего с 1860 по 1880 годы команда переводчиков, собранная владыкой Иосифом, перевела и издала все Службы суточного круга, службы Великого поста, Пасхи, Последования церковных таинств Крещения, Брака, Последование погребения, десятки проповедей, акафисты и христианские песни на осетинском языке.

История современных переводов священных и богослужебных текстов начинается в начале 90-х годов XX века, когда крупные международные организации, занимающиеся переводом Библии, и представители осетинского духовенства начали находить и издавать дореволюционные переводы Евангелия и Богослужебных последований. Стало очевидно, что процесс апробации и редактирования текстов до революции не был завершён, переводы не отвечают правилам правильной осетинской речи и нуждаются в тщательной редактуре. А некоторые тексты легче перевести заново.

Говоря о переводах богослужебных текстов, главное, на что обращают внимание все исследователи, это то, что процесс перевода, редактирования и включения осетинских молитвословий в практику богослужения идёт очень медленно. В Осетии до сих пор нет общепринятых редакций основных молитв, ектений и наиболее употребимых псалмов. В большинстве храмов с преобладающим осетиноговорящим приходом дальше включения в богослужение Трисвятого и максимум двух псалмов в дореволюционной редакции дело так и не продвинулось. Только в трех-четырёх приходах по всей республике регулярно возглашаются ектеньи, читаются Символ веры, Евангелие и Апостол на родном языке. Эти вставки также берутся в основном из дореволюционных переводов.

РегионыВладикавказ и Северная Осетия-Алания
Print
Автор статьи: «Терские ведомости»
0 Комментарии
Оценить эту статью:
Нет рейтинга

Что бы иметь возможность оставлять комментарии войдите или зарегистрируйтесь.

Ваше имя
Ваш адрес электронной почты
Тема
Введите Ваше сообщение...
x
150 лет
со дня выхода
первого номера газеты
ISSN 2223-0424
Газета «Терские ведомости» зарегистрирована Федеральной службой по надзору в сфере связи,
информационных технологий и массовых коммуникаций. Свидетельство ПИ № ФС77-42595 от 09.11.2010 г.
Copyright © Медиагруппа "Терские ведомости", 2014-2022
Карта сайта Разработка сайта «Expasys»