Наверх
Подписаться
1868
Газета основана
1(13) января 1868 года.
Издание возрождено
в 2010 году.
Регистрация
Электронная версия газеты на pressa.ru
События

Что стало с домом Симонова

История противостояния и пожара, рассказанная публикациями газеты «Горская жизнь»

Есть во Владикавказе площадь Свободы. Большая. Красивая. Главная во всех смыслах. Дом правительства здесь. Дворец правосудия здесь. И будущий (по слухам) ещё один дом правительства вместо бывшего военного института тоже должен быть на этой площади. А ещё на ней был кинотеатр «Октябрь», уступивший (надеемся, что временно) место большой автостоянке. Но «Октябрь» ладно, по сути, новодел, всего-то с конца 1960-х стоял.

Раньше была городская пожарная часть. Но изначально (впрочем, правильнее сказать, гораздо раньше) на этом месте находился частный дом купцов Симоновых, уже потом перестроенный в пожарную часть. И площадь тогда именовалась Михайловской. Фамилия Симоновых дала нашей стране немало ярких имён, в первую очередь, для театра и кино. И происхождение этой семьи тоже связано с Владикавказом. И даже с этим самым домом.

Вот отрывок из интервью Рубена Симонова: «Вообще, мы — владикавказские армяне. Я недавно нашёл свидетельство о рождении моего дедушки Рубена Симонова, который всегда называл своего отца Николаем Давидовичем. Но согласно этому свидетельству настоящее имя моего прадеда — Никогайос (Николай) Давидович Симонянц».

Многие знают, что дом Симоновых сгорел во время Гражданской войны. Но вот подробности известны не каждому. Время было опасное, действия сторон зачастую сумбурны и не вполне понятны современному читателю. Судите сами.

Сегодня мы решили поделиться с вами публикациями из газеты «Горская жизнь», главным редактором которой являлся осетинский драматург Ельбаздуко Бритаев. Это издание выходило в свет в 1917–1918 гг.

Публикуемые выдержки войдут в следующую книгу из серии «Владикавказ. Хроника городской жизни». Орфография и пунктуация приведены практически в полном соответствии с оригиналами.

 

Казбек ТАУТИЕВ

 

Дело провокации

 

Около 10 часов утра <7 января>, одной из вооруженных групп, было сообщено, что в подвальном помещении дома, находящагося на площади «Свобода», засело до 60 человек вооруженных ингушей. Начался обстрел дома; оттуда в свою очередь было произведено несколько выстрелов; один из нападавших был тяжело ранен, другой легко, молва эта быстро разнеслась по городу. К месту стали прибывать вооруженныя люди. Повелась правильная осада, однако осажденныя держались крепко и даже очень редко отстреливались.

От лиц живущих в доме Симонова, нашему сотруднику удалось узнать следующия подробности: в нижнем этаже где именно засели ингуши, находился штаб ингушскаго полка. Во время ухода ингушскаго полка из города, штаб с денежным ящиком был оставлен под охрану 12–15 человек всадников под командой русскаго офицера. «Досужие» же пустили слух, что там засели абреки, из за этого все и началось.

Обстрел ни давал ни каких результатов, осажденныя держались. Тогда некоторые из «храбрецов» подкрадывались к окнам и бросали туда ручныя гранаты, но и это не помогло. Были пущены в ход все средства, засевшие сдаваться не хотели, и почти не отстреливались. К ним была посылаема делегация, но маленькая кучка героев, стоявших на посту у ввереннаго им имущества, оставить таковое не пожелали. Нападавшие испробовав все средства и видя, что сделать ничего не могут, провели в окно подвала шлангу и стали подвал заливать водой; но, и это не помогло. Тогда кто-то предложил взорвать дом, мысль эта была быстро подхвалена; моментально явились средства и, через несколько минут послышался сильный взрыв, показалось облако дыма: — дело было сделано, часть дома взорвать. Однако, и это не выгнало на улицу кучку храбрых защитников. Было решено мнимых абреков выкурить огнем; дом был подожен. Огонь быстро подвигался к месту где засели храбрецы. Но и здесь они сдаваться не хотели. Стрельба все продолжалась, огонь приближался к засевшим и стал их печь, несколько человек из них выскочило, они были обстреляны и тут-же убиты на месте. Провокация дело свое сделала; погибли ни в чем не виноватые люди. Четверо успели выскочить и отстреливаясь скрылись. Что с остальными произошло не известно, сгорели ли они в огне или им удалось выскочить не вредимыми. На месте пожарища было убито несколько человек осаждавших. […]

 

Ночь на 8 января

 

Горожане боясь Варфоломеевской ночи, приноровили подвалы и всякия другие лазейки. По городу были раставлены посты из офицеров и горожан. Судьба как-бы помогла им, зарево пожарища и луна на далекое разстояние позволяла им видеть приближавшихся. С вечера кое-где слышались выстрелы. Около 11 часов по направлению к месту пожарища поднялась учащенная стрельба, здесь работал бронированный автомобиль. С кем велась перестрелка установить не удалось. В эту ночь была попытка со стороны абреков ограбить почту, но нападение было отбито.

 

На месте пожарища

 

На другой день, 8 января, от когда-то красиваго дома Симоновых, торчали одни обгорелые стены. Все выгорело до тла. Сгорел так-же один соседний дом. Не далеко от места пожарища, прямо в грязи лежат 3 трупа убитых смельчака выскочивших из огня, один очевидно еще днем был ранен, у него на ноге свежая повязка. Как это ни странно, но трупы ни кем не убирались и были выставлены на показ праздной толпе зевак. В подвале где сидели ингуши лежат несколько трупов лошадей. Весь дом положительно изрешетен пулями.

 

«Горская жизнь», № 5 (58), 9 января 1918 г.

 

К гражданам Владикавказа

 

Граждане! 7 января по условию, между горским и войсковым правительствами после выхода из города осетинских, ингушских и казачьих частей, были приняты меры к очищению Владикавказа от шаек грабителей.

В то же время в город, не зная принятых условий, по собственной инициативе вошли казаки из ближайших станиц во Владикавказ. Ингушский конный полк оставил в своих казармах и канцелярии свои караулы, всякия темныя личности и провокаторы решили воспользоваться подходящим моментом и направить народности друг на друга; началось избиение верных долгу и присяге караульных всадников-ингушей, зажжен был дом Симонова, где находился полковой цейхгауз. Ингушский народ выручил своих оставшихся в живых караульных всадников из догорающаго здания.

Сейчас инцидент исчерпан; решено на первое время в город для охраны ввести по 2 сотни от ингушей, осетин и казаков.

Приняты меры к успокоению партий ингушей, которыя разведывают на окраине города и до которых дошли нелепые слухи о насилиях толпы над горцами.

Граждане! успокойтесь сами, более сильные, успокойте более слабых, не поддавайтесь панике против грабителей, а не против всадников охраны, имеющих на руках белую повязку, самооборона пусть принимает меры, следите за темными личностями среди вас самих.

ПОДЛИННОЕ ПОДПИСАЛИ:

Войсковой Атаман есаул Меденик.

Временно исполняющий должность Главноуправляющаго Ведомством Общественнаго спокойствия князь Алхазов.

С подлинным верно:

И. д. Начальника Штаба, генерального Штаба полковник Лазаров.

8-го января, 1918 года.

 

8 января

 

С утра 8 января, как-бы наступило затишье. Стрельбы слышно не было. Праздная публика валом повалила к месту пожарища дома Симонова, и на флирт по Александровскому проспекту. Часов в 12 дня, завязалась перестрелка между самоохраной осетин и ингушами, наступавшими от Сараджевскаго завода. Во время перестрелки было убито и ранено несколько человек самоохранников, потери со стороны ингушей неизвестны. К 2 часам перестрелка прекратилась.

 

«Горская жизнь», № 6 (59), 10 января 1918 г.

 

Перемирие с ингушами

 

9 января было, наконец заключено перемирие жителей Осетинской слободки с ингушами.

В день героической защиты всадниками ингушскаго полка своего цейхгауза и денежнаго ящика в д. Симонова — около завода Сараджева скопились ингушския силы, стремившиеся прорваться в город на выручку своих героев.

Это стремление было истолковано как желание напасть на осетинскую слободку и вызвало противодействие со страны осетин.

Девятаго недоразумение выяснилось. Ингуши прислали на слободку делегацию с просьбой прислать для переговоров почетных стариков.

Старики осетины выехали, выяснили, что по отношению к осетинам ингуши не питают каких либо агрессивных намерений, причем ингушские муллы дали на Коране клятву, что воевать с осетинами они не собирались и не собираются.

После этого ингуши были пропущены через слободку. Под предводительством офицера и стариков с белым флагом они проехали потом через весь город. Часть их подъезжала потом к дому заседаний осетинскаго национальнаго совета, где представители сторон произнесли приветствия.

 

В пепле пожарища

 

Охотников до чужого имущества в городе не мало. Не успел еще затухнуть пожар в доме Симонова, как туда стали стекаться любители поживиться чужим. «Любители» стали раскапывать горящую золу, раскатывать бревна и извлекать оттуда всевозможные вещи: как передают, некоторыми лицами были найдены золотыя вещи […].

 

«Горская жизнь», № 7 (60), 11 января 1918 г.

РегионыВладикавказ и Северная Осетия-Алания
Print
Автор статьи: Казбек Таутиев
0 Комментарии
Оценить эту статью:
Нет рейтинга

Что бы иметь возможность оставлять комментарии войдите или зарегистрируйтесь.

Ваше имя
Ваш адрес электронной почты
Тема
Введите Ваше сообщение...
x
150 лет
со дня выхода
первого номера газеты
ISSN 2223-0424
Газета «Терские ведомости» зарегистрирована Федеральной службой по надзору в сфере связи,
информационных технологий и массовых коммуникаций. Свидетельство ПИ № ФС77-42595 от 09.11.2010 г.
Copyright © Медиагруппа "Терские ведомости", 2014-2020
Карта сайта Разработка сайта «Expasys»