Наверх
Подписаться
Газета основана 1(13) января 1868 годаISSN 2223-0424
Официальный сайт12+
Регистрация
Сегодня 23 апреля 2018 г.
Электронная версия газеты
Наши странички в соц. сетях:
Закрыть
Публикации

Кластерный подход в инновационной модернизации экономики Северной Осетии

Актуальность проблемы

Одной из тенденций будущего становится то, что в условиях глобализации на рынке зачастую конкурируют уже не отдельные предприятия, а кластерные структуры. В последнее время в России происходит осознание значимости кластерного подхода в решении задач модернизации и технологического развития национальной экономики и в практическом внедрении поддерживающих инновационную деятельность структур, сетевых и кластерных образований.

Заинтересованность объясняется широкомасштабным положительным опытом кластеризации многих развитых стран мира, доказавшим на практике эффективность использования сетевых инновационных структур в повышении конкурентоспособности экономики, как отдельных регионов, так и страны в целом. Успех функционирования таких структур в международном масштабе доказали всемирно известный кластер информационных технологий в Кремниевой долине (США, штат Калифорния), 128 road (кластер Массачусетского технологического института (MTI)), финансовый кластер в Лондоне, семейство кластеров в Баден-Вюртенберге (это позволяет экономике данной немецкой земли занимать 17-е место среди мировых экономик), аэрокосмический кластер в Тулузе, автомобильный кластер в Ниигате.

Исследования подтверждают, что в большинстве случаев кластеры являются более конкурентоспособными, чем одиночно расположенные фирмы в дисперсных отраслях. Более того, практически полностью кластеризованы финская и скандинавская промышленности, в США более половины предприятий работают по такой модели производства – предприятия кластера находятся в одном регионе и максимально используют его природный, кадровый и интеграционный потенциал.

Инновационная модернизация экономики Северной Осетии, прежде всего, её промышленности – наиважнейшая задача, с которой связаны социально-экономические перспективы республики и её многонационального народа. Исключительная сложность, многофакторность и многоплановость этой стратегической задачи вполне ясна без специальной аргументации. Тем не менее, браться за эту задачу надо, ибо нет иного выхода, если мы думаем прогрессировать в XXI веке. Решение этой задачи постоянно должно быть в центре внимания всех ветвей власти региона на всех уровнях иерархии государственного и муниципального управления.

Руководство Российской Федерации (В.В. Путин, Д.А. Медведев) неоднократно отмечало, что, несмотря на принимаемые декларации, стратегии, программы и планы, а также выделяемые немалые финансовые средства, переход на современную инновационную модель экономики в целом по России происходит неудовлетворительно, что обостряет внутренние и внешние проблемы государства и всё более ставит под угрозу его национальную безопасность. Россия по-прежнему остаётся преимущественно сырьевым придатком динамично развивающегося Запада, а теперь всё более уже и Востока (Китай, Индия, Корея, Тайвань, Сингапур). Наши производительные силы не модернизируются должным образом. Напротив, они продолжают деградировать, исчерпывая последние заделы советского «застойного» периода. В стране по существу исчезли ряд промышленных отраслей. Вместо модернизации в стране во многих отраслях происходит обратный процесс – деиндустриализация. Наука и образование по-прежнему остаются оторванными от решения насущных задач производства и блуждают в коридорах чиновничьей «инновационной перестройки» на основе заимствованных «новейших западных парадигм». А тем временем более миллиона наиболее талантливых, квалифицированных и продуктивных научных и инженерных кадров уже покинули Россию, трудятся за рубежом, а некоторые из них на базе выполненных исследований даже становятся лауреатами Нобелевской премии.

Деградационные процессы в системе наука – образование – технология – производство не обошли и нашу республику, что самым существенным образом отражается на её экономике. По официальным данным Минрегионразвития РФ, по итогам 11 месяцев 2011 года среди 83 регионов Российской Федерации РСО-Алания занимает незавидную депрессивную «нишу» по основным технико-экономическим показателям: 73 место по сводному индексу социально-экономического положения, 74 место по сводному индексу реального сектора экономики, 73 место по уровню инвестиционной привлекательности, 79 место по доле прибыльных предприятий, 75 место по инвестициям в основной капитал на душу населения.

Что же касается наших ведущих высших учебных заведений, то по данным официального рейтинга минобрнауки РФ за 2010 год, среди 148 учреждений высшего технического образования наш флагман СКГМИ (ГТУ) занял «классное» 140 место (для сравнения: Дагестанский технический университет – 41 место, Кубанский государственный технологический университет – 64 место, Северо-Кавказский государственный технический университет в Ставрополе – 34 место).

Среди университетов России по данным официального рейтинга Минобрнауки, из 87 учреждений наш Северо-Осетинский государственный университет занял 65 место (для сравнения: Дагестанский государственный университет – 41 место, Кабардино-Балкарский государственный университет – 9 место). Если судить по бодрым реляциям некоторых министров и руководителей учреждений образования, время от времени публикуемых в СМИ, у нас всё в достаточном порядке: и в науке, и в образовании, и в экономике, однако это по существу вредное враньё: мы на самом деле движемся, образно говоря, «вверх по лестнице, ведущей вниз».

Думается, что пора трезво посмотреть на экономическую обстановку и перспективы. И задать для начала вопрос: почему важные и своевременные установки Главы РСО-Алания в ежегодных докладах-посланиях Парламенту, а также требования главы правительства для некоторых руководителей по существу не становятся руководством к действию? Бесспорно, обстановка в стране, а в СКФО особенно, сложная, и для РСО-Алания имеются объективные трудности и реальные угрозы. Но разве у наших соседей их меньше? Вывод один – нам надо очень серьёзно прибавлять в работе. Не оправдываться, а работать и демонстрировать результаты. Несмотря ни на что, наша республика должна энергично приступить к воссозданию своих производительных сил на базе инновационной модернизации экономики. Иного просто не дано. И заниматься этим делом, очевидно, должны люди верящие, упорные, компетентные, инициативные, добросовестные, одержимые.

Вместе с тем, вполне реальные шансы стратегического перехода на инновационные рельсы у нас есть. Они связаны с нашими наличными (хотя и весьма скромными) конкурентными преимуществами, накопленным опытом высокотехнологичной деятельности, творческим освоением идей, методов и результатов последних достижений научной мысли и практики – системно-процессного подхода, современной науки регионалистики, новейших версий региональной экономики, науки инноватики, менеджменте качества, информатике и других наук, подготовивших и обеспечивающих переход человечества к эпохе глобализации и постиндустриальной экономике.

Поэтому первейшая обязанность всех элитарных участников инновационной модернизации в республики – учиться и учиться, причём терпеливо, систематично и упорно, и при этом применять усвоенные знания в практике своей деятельности. Часто сетуют на коррумпированность нашего управленческого аппарата, как на главную причину инертности чиновничьего племени. Думаем, что проблема всё же в ином – в консерватизме, устоявшихся стереотипах и привычках, в элементарной безграмотности, нежелании и неумении учиться, неумении организованно и продуктивно работать. Ведь говорит мудрец: «Не объясняй кознями то, что объясняется простой глупостью», а я на основании своего жизненного опыта полностью с этим согласен. Сегодня много наших руководителей обзавелись дипломами кандидатов и докторов экономических наук и на этом основании, видимо, считают, что достигли высот квалификации, и дальше незачем учиться. В действительности, как широко известно, современный руководитель должен учиться каждый день и всю свою жизнь. В действительности, многие наши руководители в своём мировоззрении и практической деятельности руководствуются советскими стереотипами административно-командной системы, которые отброшены самой жизнью.

Инертность, слабая организованность, недостаточная мотивированность и компетенция, консерватизм и боязнь нового – всё это надо преодолевать в первую очередь. Ликвидация подобных негативов создадут необходимые условия успеха в долгой и тяжёлой стратегической деятельности по построению качественной новой современной инновационной экономики нашей республики. Это будут, подчёркиваю, только необходимые предпосылки успеха, без которых его не будет по определению, но достаточные условия успеха в инновационной модернизации, должны быть созданы в результате самой работы.

Кластер как инструмент промышленной политики

Флагманом экономики, очевидно, является промышленность. Фундаментом экономической политики является промышленная политика. В основе промышленности, очевидно, производственный аппарат, производственно-технологическая база, или в более широком плане – производительные силы, включая первую и важнейшую производительную силу – человека. Смешно думать, что можно прогрессировать на базе морально и физически устаревшего производственного аппарата, деградированных производительных сил. Смешно думать, что можно на базе порядком обветшалой системы специального образования и науки осуществлять значимые технические инновационные проекты.

Вместе с тем, мы должны отчётливо понимать: не будет на территории республики современной промышленности, не будет иного – науки, образования: учёных, инженеров, квалифицированных рабочих, того среднего класса, который является опорой общества. Следовательно, современная промышленная политика республике необходима. Развивающееся производство потянет за собой и всю непроизводственную сферу. В противном случае потрясения и социальные кризисы неизбежны.

На чём сегодня основана политическая гегемония США в современном мире? На самой мощной конкурентной экономике, на самой эффективной системе науки, образования и инноватики, на самой передовой в мире военной технике. Вот и мы имеем сегодня то, что имеем – «глобализацию» с американским клеймом. На чём сегодня буквально на глазах набирает вес Китай, уже ставший по факту второй супердержавой? На основе динамично развивающейся современной экономики. А Россия десятки лет топчется на месте и всё выбирает оптимальные пути, а на деле всё более технологически отстаёт. Осознав грозящие угрозы, руководство России демонстрирует политическую волю и на деле приступает в масштабной инновационной модернизации экономики, начиная с оборонно-промышленного комплекса.

Изложенное справедливо и для нашей республики. Мы более двадцати лет (с начала 90-х гг.) говорим о «структурной перестройке» республиканской экономики, принимая различные программы, но так к ней и не приступили, так как не определились в этом вопросе даже с базовыми понятиями и принципиальными путями движения. Всё советское время наша республика жила под эгидой союзного центра, его соответствующих отраслей, а в промышленности доминировали предприятия союзного значения (металлургический, машиностроительный, приборостроительный, горнодобывающий, строительный комплексы и т.д.). Когда союзный центр развалился и эти предприятия «свалились» нам на голову, и то мы два десятка лет ломали голову – куда и к кому их пристроить.

Последнее «изобретение» – российские вертикально-интегрированные структуры типа госкорпораций – также оказалось холостым выстрелом. Не нужны им наши развалюхи. Другие ведущие предприятия-сырьевики («Электроцинк», «Победит», «Кристалл» и пр.) были выгодно пристроены в акционерные корпорации, центральные офисы которых расположены за тысячи километров от республики. И мы получили нечто весьма напоминающее колониальную экономику в её классическом виде, когда труд – здесь, а прибыль – там.

Развилась было на базе частной инициативы водочная отрасль с её современной промышленной базой, но сегодня и водочная отрасль республики почти ликвидирована, поскольку развивалась она на неустойчивых полукриминальных подпорках. Радиоэлектронная и приборостроительная отрасль в виде двух десятков предприятий на территории республики – от неё остались лишь осколки, а также старые названия некогда мощных предприятий. Планы о построении современных заводов (автомобильного, цементного и пр.), о которых время от времени сообщали СМИ, также на сегодня не осуществились.

Создаётся впечатление, что с задачей инновационной модернизации и подъёма производительных сил республики на практике покончено, что эта задача по умолчанию признаётся не подъёмной для нашей республики. Если это так, то нам действительно нечем заниматься на перспективу, кроме обслуживания частных туристических лыжных комплексов во всех наших ущельях (и туда придёт колониальная экономика!), или катков (ледовых дворцов) в городе Владикавказе.

Трудно назвать, какие современные промышленные предприятия появились у нас за последние 20 лет. А какие прошли коренную реконструкцию? А если мы не обновляем и не развиваем десятками лет производственный аппарат, то на что мы надеемся? На чудесное возвращение советской системы и союзных министерств? Сейчас, после принятия курса на реформирование ОГЖ, кое у кого возникли надежды, что теперь придёт «дядя» и разберётся с нашими радиоэлектронными предприятиями, т.е. вольёт в них бюджетные деньги и поставит на ноги. Ничего этого не будет. Вот по имеющимся сведениям недавно разбирался вопрос с состоянием предприятий ОГЖ в Новосибирске. Признано, что большая часть из них настолько деградировала, что реанимации не подлежит: деньги будут выброшены на ветер. Существенно меньшая часть предприятий, которые выжили и смогли продвинуть дело с освоением передовых технологий, получат солидную господдержку.

Это наглядно свидетельствует о необходимости формирования единой политики в сфере промышленности. Вектором современной промышленной политики должно стать повышение конкурентоспособности экономики на основе формирования стратегического сотрудничества частного сектора с государством, выявление основных препятствий на пути к экономической реструктуризации и выбор способа их эффективного устранения.

Как показывает практика развития успешно конкурирующих субъектов, наиболее конкурентоспособные взаимосвязанные виды экономической деятельности создаются в рамках кластеров. Региональные кластеры с активной инновационной базой, обладая высокой степенью интеграции и организации инновационного взаимодействия, способны серьёзно повысить инновационную конкурентоспособность и эффективность экономики регионов. Учитывая данное обстоятельство, необходимо включать кластеры в проекты индустриального развития, формируя их в рамках региональной целевой промышленной политики. Такая политика должна способствовать разработке и реализации стратегии, которая обеспечивала бы на региональном уровне трансформацию уже сформировавшейся взаимосвязи наиболее жизнеспособных и эффективных предприятий и высокотехнологичных производств, способных выпускать конкурентоспособную продукцию. Данный вариант трансформации возможен на основе кластерной политики.

Сущность кластерного подхода

Преимущества кластерного подхода способны стать для России «локомотивами» экономического роста. Системы кластеров в своей основе способствуют повышению эффективности взаимодействия частного сектора, государства, торговых и профессиональных ассоциаций, исследовательских и образовательных учреждений в инновационном процессе. Ещё одно несомненное преимущество кластерного подхода состоит в возможности улучшения инвестиционного климата территории, поскольку, как показывает зарубежный опыт, кластерные структуры, как магнит, притягивают к себе всё новые и новые инвестиции, в том числе иностранные. Как показывает успех развитых стран мира, лидерами в росте конкурентоспособности оказываются те кластеры, которые опираются на модель «тройной спирали» – партнёрство государства, бизнеса и науки. Повторяя строение молекулы ДНК, эта социальная конструкция даёт особую устойчивость и мобильность в глобальной конкуренции.

Курс на формирование кластеров в российской экономике взят в 2007 году. Именно с этого периода тема создания кластеров становится одним из основных лейтмотивов как федеральных, так и региональных программ развития. В Концепции долгосрочного социально-экономического развития Российской Федерации до 2020 г. отмечено, что успех реализации инновационного сценария развития страны будет зависеть от способности государственных органов власти обеспечить условия для дальнейшего совершенствования институциональной среды и формирования институциональных структур, присущих постиндустриальному обществу. В число этих условий входит поддержка кластерных инициатив, направленных на достижение результативной кооперации предприятий, входящих в кластер.

В 2008 году Минэкономразвития России была принята Концепция кластерной политики в Российской Федерации, согласно которой развитие территориальных производственных кластеров в России является одним из условий повышения конкурентоспособности отечественной экономики и интенсификации механизмов частно-государственного партнёрства. Также приняты Методические рекомендации по реализации кластерной политики в субъектах РФ.

Развитие российских регионов в перспективе должно приобрести инновационный характер, а пространственная организация территории – большую гибкость, стать менее привязанной к сложившейся энергосырьевой базе и к центрам концентрации финансовых потоков. Возрастёт также роль новых центров инновационного экономического роста (объекты инновационной инфраструктуры), где предполагается концентрация кадрового и технологического потенциалов, существенным образом влияющих на изменение территориальной структуры расселения и на распределение трудовых ресурсов. Среди таких структур инновационного развития можно выделить технопарки, бизнес-инкубаторы, центры коммерциализации технологий, центры коллективного пользования, технологические платформы.

При разработке Стратегий социально-экономического развития регионов РФ всё чаще стали употребляться термины «кластер», «кластерный подход», активно принимаются Концепции региональной кластерной политики (Ярославская область, Республика Башкортостан, Амурская область, г. Москва, г. Санкт-Петербург и т.д.), в ряде регионов созданы организационные структуры по их развитию.

Однако повышенная активность в сфере формирования кластеров привела к тому, что под статус кластера подгонялись образования, которые с сущностью сетевых образований не имели ничего общего. Причина – отсутствие в регламентирующих документах чёткого определения кластера, как экономической категории.

Современный интерес к кластерной концепции во многом связан с трудами Майкла Портера (профессор Гарвардской школы бизнеса), по определению которого «кластер – это группа географически соседствующих взаимосвязанных компаний и связанных с ними организаций, действующих в определённой сфере, характеризующихся общностью деятельности и взаимодополняющих друг друга». Портер подробно описывает тесные взаимосвязи между кластерным партнёрством и конкурентоспособностью фирм и отраслей промышленности.

Однако это не единственный подход к трактовке данного феномена. На основании определений, сформулированных несколькими авторами, можно выделить два центральных элемента в кластерах. Во-первых, фирмы в кластере должны быть связаны некоторым способом. Связи являются и вертикальными (цепи покупок и продаж), и горизонтальными (дополнительные изделия и услуги, использование подобных специализированных затрат, технологий или институтов, и другие связи). Кроме того, большинство этих связей вовлекают социальные отношения или сети, которые производят выгоды для задействованных фирм.

Во-вторых: кластеры – географически близкие группы взаимосвязанных компаний. Совместное местоположение компаний способствует формированию и увеличению преимуществ, создающих стоимость, являющихся результатом сети взаимодействий между фирмами.

Таким образом, Кластер можно определить, как территориально локализованную, обособленную в отрасли группу предприятий, сочетающих формальную самостоятельность и внутреннюю конкуренцию с кооперацией, наличием единого центра и системы сервисных услуг, цель функционирования которой заключается в достижении максимальной эффективности и конкурентоспособности.

При этом в качестве единого центра понимается «ядро» кластера, т.е. одно или несколько предприятий или их объединений (технопарк), конкурентоспособных на мировом рынке, способных производить качественную продукцию для нужд большинства предприятий кластера и на экспорт, являющихся лидерами на рынке и способных улучшать конкурентоспособность своей продукции в долгосрочной перспективе.

С точки зрения состава участников целесообразно рассматривать кластер на основе «Модели жемчужины»:

Ядро кластера (ключевые фирмы);

Поддерживающие фирмы (поставщики сырья, торговые предприятия, провайдеры услуг, сервисные компании, технические службы);

Мягкая инфраструктура кластера (центры профессионального обучения, университеты, научно-исследовательские и прикладные институты, центры поддержки предпринимательства, профессиональные организации);

Твёрдая инфраструктура кластера (территория потенциального кластера, где расположены ключевые компании кластера, коммунальная, инженерная, транспортная инфраструктура, центры технологий).

Учёные Национального института конкурентоспособности разработали Концепцию идентификации кластера – «4К», так называемое видение модели кластерного развития в контексте «четырёх К».

«4К»:

·  Концентрация компаний из основной отрасли, а также поддерживающих и связанных отраслей в пределах локальной территории;

·  Конкуренция в борьбе за потребителя, его завоевание и удержание;

· Кооперация в вовлечении родственных отраслей и местных институтов и поддержании конкурентоспособности своей продукции на внешнем рынке;

· Конкурентоспособность на рынке за счёт высокой производительности, основанной на специализации и взаимодополнении участников.

Кластерная модель развития Северной Осетии

Каждый регион имеет различные административные, финансовые, организационные возможности для реализации кластерной политики. Однако её успех во многом определяется профессионализмом региональных властей, участием в формировании кластеров научных подразделений, способных качественно проработать экономические и организационно-правовые вопросы, а также разработать стратегию формирования кластера. В этом контексте нельзя не отметить позитивных примеров системно формирующихся кластеров в ряде субъектов РФ, развитие которых может повлечь социально-экономический прорыв для регионов.

В Республике Северная Осетия-Алания в рамках деятельности Совета по развитию научно-технической и инновационной деятельности при Правительстве РСО-А прорабатывается комплекс мероприятий, формирующих региональную инновационную систему, направленный на развитие новых механизмов финансирования инновационных проектов, создание рынка инноваций и благоприятной среды для инновационной деятельности.

Системным инструментом инновационной модернизации станет разрабатываемая совместно с Министерством экономического развития РСО-А «Стратегия инновационного развития РСО-Алания до 2025 г.» («Инновационная Осетия – 2025»), базовой основой которой являются Концепция социально-экономического развития РФ до 2020 г. и «Стратегия инновационного развития РФ до 2020 г.» («Инновационная Россия – 2020»).

В прошлом десятилетии большинство кластеров специализировалось на производстве потребительских товаров и создавалось с целью повышения конкурентоспособности отдельных регионов и территорий. На рубеже XXI века стали появляться промышленные кластеры нового поколения, занимающиеся информатикой, логистикой, производством биомедицинских препаратов, нано-технологиями и т.п. Инновационная ориентированность кластеров постепенно возрастала. И сегодня она является важнейшей характеристикой, определяющей конкурентоспособность кластерных образований.

С учётом имеющихся заделов и конкурентных преимуществ в республике прорабатываются вопросы развития ряда инновационно-промышленных кластеров 5 и 6 технологических укладов. В производственной сфере путь инновационного развития лежит через концентрацию ресурсов на развитии следующих наукоёмких, высокотехнологичных и конкурентоспособных направлениях формирования кластеров:

1) Перспективные направления развития в металлургической отрасли (цветная металлургия);

2) Перспективные направления развития микроэлектроники (волоконно-оптические технологии, нано-, био-, оптоэлектроника);

3) Принципиально новые материалы, обеспечивающие сокращение потребности в традиционных материалах из природного сырья, использование материалов с заранее заданными свойствами, требующими минимальной обработки (материаловедческий кластер);

4) Приборостроение (устройства измерения, анализа, обработки и представления информации для науки и техники, медицины и других отраслей на основе электронной компонентной базы);

5) Развитие биотехнологий и фармацевтики на основе генной инженерии, селекции, генетики и сверхкритических технологий (медицина высоких технологий, медицинские биотехнологии и фармтехнологии). Достижения в сфере генетики и молекулярной биологии совершают переворот в методах лечения болезней, что значительно повышает эффективность системы здравоохранения.

В наибольшей степени сегодня продвинулся вопрос развития электронного инновационно-промышленного кластера в сфере высоких фотоэлектронных нано-микро-технологий и изделий. Создание электронного кластера на территории РСО-А предусмотрено в числе первоочередных проектов «Стратегии социально-экономического развития СКФО до 2025 г.», утверждённой распоряжением Правительства РФ от 6 сентября 2010 г. №1485-р. Проект получил одобрение на федеральном уровне, а реализация его первой стадии ведётся в соответствии с Республиканской целевой программой по развитию фотоэлектронных нано-микро-технологий и изделий «Старт-1», рассчитанной до 2015 года. Формирование кластера нано-микро-фото технологий должно стать одной из точек роста при возрождении отрасли электронной промышленности в республике на качественно новой основе.

Выгодное территориальное положение РСО-Алания, наличие на территории комплекса электронных предприятий и учреждений образования, а также организация и интенсивное развитие электронного научно-инновационного предприятия ООО ВТЦ «Баспик» создаёт предпосылки для позиционирования создаваемой инфраструктуры в качестве основы поддержки микро-наноиндустрии СКФО.

Создание и развитие кластера, как прогрессивной сетевой структуры целесообразно рассматривать на базе профильного технопарка (признанной эффективной системы генерации и продвижения инноваций). Большинство успешных крупных научных центров в мире имеют Технопарки, как площадки для коммерциализации технологий, привлечения талантливых людей. Сегодня, проект «Технопарк» – пилотный проект по формированию кластера, основной инструмент реализации Программы «Старт-1», один из наиболее амбициозных проектов РСО-Алания.

Специфика «Технопарка» заключается в том, что на компактной территории создаются необходимые условия для осуществления полного инновационного цикла (от научных исследований и поиска бизнес-идей до вывода продукции на рынок). Основа концепции «Технопарка» такова – объединение в рамках единого проекта, как совсем молодых коллективов, имеющих на «балансе» только идею, так и предприятий с «развёрнутыми разработками» и необходимых сервисных и обеспечивающих структур.

Концептуальная схема и самого инновационного кластера, и технопарка имеет ядерную структуру, т.е. включает два уровня – ядро и оболочку. «Технопарк» станет ядром и основным интегрирующим звеном создаваемого кластера. В свою очередь оболочка кластера формируется на базе промышленных предприятий в составе «Технопарка» и ассоциированных партнёров из числа электронных и приборостроительных предприятий РСО-Алания – индустриального парка – «пояса» крупносерийного и массового производства инновационной продукции.

«Баспик», как управляющая компания «Технопарка», привлекает носителей интересных идей и создаёт им условия для продвижения инноваций. Такой процесс уже запущен и в скором времени должен принести свои плоды. Созданные на базе «Технопарка» малые инновационные предприятия в будущем сформируют пояс относительно крупных и растущих промышленных предприятий. По такому алгоритму и формируется инновационно-промышленный кластер.

Проект по созданию «Технопарка», как ядра будущего кластера высоких технологий, выглядит весьма перспективно. По финансовым оценкам, через пять лет технопарк сможет зарабатывать 3,5 млрд. руб. в год.

Опираясь на достигнутый в республике научно-технологический потенциал, конкурентные преимущества, создание электронного инновационно-промышленного кластера на территории РСО-А – целесообразное решение задачи по переводу экономики республики на инновационный путь развития. В результате создание кластера на базе профильного технопарка позволит укрепить связь разработчиков наукоёмкой продукции с её потребителями, повысить конкурентоспособность отрасли электронной промышленности в СКФО и в РФ, повысить интерес бизнеса к высокотехнологичным решениям и продукции, обеспечить востребованность молодых специалистов в стратегически значимой области экономики за счёт создания новых рабочих мест и поднять уровень вовлечённых в процесс сторон. В масштабах РФ создание кластера обеспечит существенный вклад в укрепление национальной безопасности; повышение уровня технологической базы; прогресс в критических технологиях федерального значения, следствием чего будет привлечение инвестиций за счёт федерального бюджета; повышение скорости и качества экономического роста за счёт увеличения уровня международной конкурентоспособности предприятий, входящих в кластер.

Пилотный проект запущен, а далее будем инициировать формирование других профильных кластеров, о которых было упомянуто выше. Важно подчеркнуть, что как внутри кластера, так и между кластерами субъекты научно-технической и инновационной деятельности будут активно взаимодействовать друг с другом на базе совпадения интересов. Это обязательно приведёт к положительным синергетическим эффектам, и если это так и будет в действительности, то мы сможем поздравить себя с реализацией кластерной стратегии.

Заключение

Чтобы кластерная политика не превратилась в очередной инструмент лоббирования политических и отраслевых интересов, должен быть разработан механизм создания, координации и поддержки образования кластерных структур. По сути, кластерная политика объединяет промышленную политику, региональную политику, политику поддержки малого бизнеса, политику по привлечению иностранных и внутренних инвестиций, инновационную, научно-техническую, образовательную и другие политики. Реализация кластерной политики подразумевает комплекс мер преимущественно регулятивного характера, направленных на устранение препятствий, мешающих установлению взаимодействия и взаимозависимости между различными участниками кластера.

Таким образом, в связи со сложившейся ситуацией в промышленном развитии республики необходимо чётко осознать: Сегодня нам отступать некуда. Надо приступать на базе структурной модернизации и кластерного подхода к созданию промышленности XXI века.

Сослан КУЛОВ

Ольга ПУЩИНА

РегионыВладикавказ и Северная Осетия-Алания
Print
Автор статьи: Сослан Кулов
0 Комментарии
Оценить эту статью:
Нет рейтинга

Категории: ЭкспертизаКоличество просмотров: 2254

Теги: РСО-АланияИнновацииЭкономика

Сослан КуловСослан Кулов

Другие объявления Сослан Кулов

Обратная связь

Что бы иметь возможность оставлять комментарии войдите или зарегистрируйтесь.

Ваше имя
Ваш адрес электронной почты
Тема
Введите Ваше сообщение...
x

Фильтр материалов по регионам

Теги

"За наш Владикавказ!" "Имя героя - школе" "Правда и справедливость" «Ossetia News» «Авторадио» «Адвентисты» «Аланика» «Алания Медиа » «Баптисты» «Беслан» «ВКонтакте» «Газпром-Медиа Радио» «Генеральная уборка» «Золотой ледоруб» «Золотой петушок» «Кавпроект» «Кадрик» «Качество дорог» «Книги» «Комфортная городская среда» «Медиа-Кавказ» «Национальный парк «Кисловодский»» «Невы» «Пæсæйы фæндон» «Пётр Захаров-Чеченец» «ПрофМедиа» «Пятидесятники» «Рейтинг» «Свидетели Иеговы» «Слово за словом» «Солдат» «Завещание» «Прощай» «Спутник» «Стальной ангел» «Фарн» «Фатима» «Хетагуровские чтения» «Художник Пётр Захаров» «Чеченской Мирей Матье» «Шёлковый путь» «Экспертно-аналитические системы» 100 книг 100-летие 15-й регион 18 апреля 20 24 апреля 24 прелюдии и фуги 25 лет 2-я Южно-Осетинская бригада 300-летие 34 метра в секунду 45 лет 70 лет 75 млн рублей 9 мая 95-летие со дня основания AIVAD Apple Music BBC Music Magazine CAMARAO MMA CUP 2016 Cartoon Network в HD-качестве http://dorogi-onf.ru человек выбирает город Instagram iTunes IT-компания IT-парк IT-проект IT-технологии LIZA GABARATI NEC NIRVANA Oc-media passive optical network SMS-спам terskievedomosti@yandex.ru. Universum Viber WhatsApp X Международный симпозиум XIV и XV Международных конкурсов имени П.И. Чайков А. Невзоров А.Н. Голенков Абречество Абхаз Черчесов аварии аварийное жильё автоаварии автобус Автозвук автостанция Агаев Агентство по развитию РСО-Алания аграрии Агузаров Агунда Плиева адат Аджария Азамат Гаглоев Азамат Короев Академия и стадион
Яндекс.Метрика
Газета «Терские ведомости» зарегистрирована Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций. Свидетельство ПИ № ФС77-42595 от 09.11.2010 г.
Разработка сайта «Expasys»