Наверх
Подписаться
1868
Газета основана
1(13) января 1868 года.
Издание возрождено
в 2010 году.
Регистрация
Электронная версия газеты на pressa.ru
Публикации

ЧУДИЩЕ ОБЛО, или ЧЕСТНОСТЬ И СМЕЛОСТЬ КОРОЛЯ САМОЗВАНЦЕВ

Баллада

Мы сидели в каком-то подвале,
И Чермен разливал араку.
Мы влюблённых евтерп целовали,
Попирая стихами тоску.

И смеялась в ладошку Зарина,
Как обычно над нами шутя, –
Зажигательнее тамбурина
И наивней любого дитя.

А Чермен, заклинанья рифмуя
Всласть, Пегаса седлал на скаку
И, разорванный на поцелуи,
С роз ширазских ей по лепестку

Отрывал и бросал на макушку,
Рдея звёздочкой вместо креста,
И внимала Чермену подружка,
Будто с ней говорил сам Коста.

Я смотрел на джигита лихого
И жевал осетинский фыдджин.
Раздувалось и лопалось Слово
От бахвальства кударских мужчин.

Я с коварством отваги тигриной
Наблюдал, как он пел соловьём,
И следил за влюблённой Зариной,
Опоённой мечтами о нём.

Я руками разглаживал небо,
Я парил по нему сам не свой,
Будто бы от иронского хлеба –
С черемшой и свекольной ботвой.

Выше! Строчки ступеньками стали,
Этажами – метафоры! И
Я оставил Чермену скрижали,
Манускрипты и книги свои.

Было страстно, и странно, и страшно:
Мир людей стал таинственно мал –
Убеждала Даргавская башня,
На которой я гордо стоял.

То ли бедность родного аула,
То ли взбалмошная арака –
Что-то в спину рукою толкнуло,
И ловили меня облака.

Всё ущелье слыхало мой вопль.
Полночь вспыхнула, треснув грозой,
И хозяйка вползла в свой некрополь,
В склепы нартов усопших, гюрзой.

Над Ныхасом плыл дух Урузмага
Стаей им зарифмованных слов.
Пастухи пили местную брагу,
Ели хаш из бараньих голов,

В чёрных бурках и в чёрных папахах
Состязались в стихах до утра.
Разбегались от дикого страха
Тени длинные прочь от костра.

Выл бирюк в Куртатинском ущелье,
Чуя варево, пламя и спирт,
И нетронутой жертвой прощенье,
Охраняя, вымаливал цырт.

Я промок от дождя и от плача –
Город мёртвых меня приютил,
И ржала где-то старая кляча,
И незнамо где волк громко выл.

Я споткнулся об череп овечий
И упал на замшелый дзаппаз,
И увидел, как гонит на вече
Урузмаг свой народ на Ныхас.

Духи скифов, сарматов, аланов
Мчатся тучами по небу вдаль,
С райских кущ, с неземных гюлистанов
На край света, где ждёт их печаль,

Где мы все перед смертью мудреем,
Где на кровников удаль щедра,
Где аланам – персидским евреям –
Из ущелий спуститься пора:

Выйти в дол, разойтись по равнине
И почувствовать волю в душе,
Чтобы сладко грустилось Зарине
О грузине и об ингуше.

Дождь – до дрожи, до слёз, до озноба –
Джинном в страх меня замуровал.
Завывает урчаньем утроба.
Под чинарой раскидистой встал,

Наблюдаю: туманы – кругами,
Небо – с каждой минутой светлей,
А в пещере пульсирует пламя,
Распугав уаигов и змей.

Там Уастырджи с камнем танцует,
Ледяною водой опьянён.
Гладит камень, на камне гарцует
Под журчащий в скале Фиагдон.

Конь трёхногий уздечкою машет,
Бьёт копытом и ржёт: тпру да ну!
Божество же, зажмурившись, пляшет
И Сатаной зовёт сатану.

Добела раскаляется камень
Под его экстатический стон.
Поднимает булыжник руками –
Нет, ручищами! – Курдалагон.

Поднимает и резко бросает –
Не ругаясь, не злясь, не кряхтя –
А из глыбы той – ножка босая!
Так из камня родилось дитя.

Нарекли его боги Сосланом –
Мальчик видом был грозен и хмур.
Он пришёл дать свободу аланам
Волей Хуцау – знал это Хур.

Шёл он: тени бежали по стенам,
Эхо пряталось в сумрак пещер.
Дух Сослана был вызван Черменом –
Менестрелем со шпагой в плаще.

Я по Лувру шёл в синем мундире,
В красном – был в Букингемском дворце.
А в кафтане пил водку в трактире
С православным стыдом на лице.

Состязался с Рембо и Верленом,
Пил с Ронсаром и пел с де Машо,
А теперь повстречался с Черменом –
Как с ним трудно и как хорошо!

Нет в Европе такого балкона,
Под которым бы он не стоял.
Серенаду ль? Романс ли? Канцону?
Скольких он от корсетов спасал!

Сколько выпито дамами яду:
Многих нет уже, многие – мстят!
Он всё так же поёт серенады –
Соблазняя, чаруя и льстя!

Он в камзоле, во фраке, в черкеске;
То со шпагой, то с тростью в руке,
То с кинжалом, то с шашкою терской,
То с пером, то совсем налегке –

Каждой ночью он в разных обличьях,
Он является в снах как инкуб.
Не тревожась о муках девичьих,
Всем клянётся, что он однолюб.

Плачут барышни из полусвета –
Он божится, что не виноват,
Но его вызывают поэты:
Каждый день в нас перчатки летят!

Он – за дело, а я – за науку!
Так и учим манерам весь двор,
Пожимая обидчику руку,
А другою – стреляя в упор.

Я подателей глупых советов
Направляю – всех! – в корпус пажей
Короля безголовых поэтов
В королевстве рогатых мужей!

Грёзы манят к нам пылких прелестниц:
И к нему, и ко мне – я таков!
Километры верёвочных лестниц
Стансов к стаям душистых платков

И к объятиям, и к поцелуям
Истомлённую душу ведут.
А прелестницы? Нет, я не лгу им!
Королевы мои, я их шут!

Я мечты их лиловые нянчу:
Рассмешу, а потом огорчу
ульчинеллой, Кашпареком, Панчей –
Жаль, мой юмор не всем по плечу!

Я могу быть и нежным, и грубым,
И прикидываться мудрецом,
И являться красивым инкубом
Каждой полночью с новым лицом.

Да, возможно, я страшен и странен:
Все романы мои – без вранья!
Ведь я с Севера, я – северянин,
И корона поэтов – моя!

О, Зарина! Твой профиль – с камеи!
Сколько в мире блистательных дам,
А тебя я любить не умею,
И Чермену тебя не отдам!

По Европе пройду трубадуром
И по Азии – хитрым моллой,
Как Сослан, буду грозным и хмурым
С уаигами – но не с тобой!

Я спущусь за стихами к Аиду,
В тот подвал, где я пил араку
И читал вам свою Энеиду,
И Пегаса седлал на скаку.

Ни сонет, ни секстина, ни копла
Не расскажут тебе, как во мне
По ночам воет чудище обло
В одинокой слепой тишине.

От безделья в глуши изнывая,
Чувства тщатся бегущей строкой.
Да, наверное: так не бывает –
Это я ненормальный такой!

Приползу со стены к тебе тенью,
Постучу к тебе ливнем в окно –
Ты мой вой назовёшь вдохновеньем
Для того, кому знать не дано.

Обратившись летучею мышью,
Ночь умчится в страну вещих снов,
А поэта задушит затишье
Перед бурей сомнений и слов.

Смерть подходит – я в саване белом
Наклоняюсь на ушко к ручью.
Интересно, как честным и смелым
Предлагают на время ничью…

16 августа 2014 года

Мытищи

Михаил ФРИДМАН

Михаил Феликсович Фридман – поэт и общественный деятель; научный консультант Международного научно-образовательного центра им. А.А. Зиновьева МГУ им. М.В. Ломоносова, кандидат педагогических наук, выпускник РАНХиГС.

Родился 6 октября 1979 года в г. Мытищи. Пишет стихи с 8 лет, публикуется с 16 лет. Стихи М.Ф. Фридмана публиковались в ряде российских газет и журналов, в т.ч. «Литературной газете», «Литературных известиях», «Народном учителе» и др. Автор 15 опубликованных книг.

Лауреат Пушкинского фестиваля искусств в номинации «Поэзия» (2002, 2003, 2005, 2008), поэтического конкурса «Поэтех» (Воронеж, 2009) и др.

РегионыВся Россия
Print
0 Комментарии
Оценить эту статью:
Нет рейтинга

Категории: ТворчествоКоличество просмотров: 1843

Теги: творческая деятельностьПоэт

Суперадминистратор сайтаСуперадминистратор сайта

Другие объявления Суперадминистратор сайта

Обратная связь

Что бы иметь возможность оставлять комментарии войдите или зарегистрируйтесь.

Ваше имя
Ваш адрес электронной почты
Тема
Введите Ваше сообщение...
x
«Февраль 2021»
ПнВтСрЧтПтСбВс
25262728293031
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
1234567

Архив

Фильтр материалов по регионам

150 лет
со дня выхода
первого номера газеты
ISSN 2223-0424
Газета «Терские ведомости» зарегистрирована Федеральной службой по надзору в сфере связи,
информационных технологий и массовых коммуникаций. Свидетельство ПИ № ФС77-42595 от 09.11.2010 г.
Copyright © Медиагруппа "Терские ведомости", 2014-2021
Карта сайта Разработка сайта «Expasys»